Экскурсия «Возвращенные имена»

Россию и Германию можно с полным основанием назвать «заклятыми друзьями». На протяжении столетий их тесные дружественные, чуть не братские взаимоотношения неизменно заканчивались вооружённым противостоянием, но, спустя какое-то время, снова возобновлялись с обязательными взаимоизвинениями. А вслед за очередным «похолоданием» либо «потеплением» межгосударственных отношений, менялось и отношение к Российским немцам, проживающим на территории России уже не одно столетие.

Никто из предков российских немцев не пришел в Россию завоевателем. Даже не искал в ней политического или экономического убежища. Наоборот, были приглашены Российским Государством. Как ученые, деятели культуры, специалисты, военные, врачи. И как земледельцы и ремесленники: для освоения и закрепления за Россией окраинных тогда ее земель в Поволжье и на Юге России. Оправдали ли они надежды России?

Полистайте дореволюционные энциклопедии. Почитайте историю Государства Российского, историю российской науки, военного дела, культуры, промышленности, транспорта, сельского хозяйства, театра, музыки, живописи, медицины. Посмотрите историю географических открытий и «приращения могущества России Сибирью». Зайдите, наконец, в Георгиевский зал Кремля, где в бесконечных колонках имен георгиевских кавалеров на стенах каждое третье имя — немецкое.

Даже трудно себе представить прошлое России без немцев — без их вклада, без переданного ими своей новой Родине опыта, знаний, умения, таланта и верности. Без Немецкой слободы в Москве — первой форточки в Европу, позволившей затем прорубить туда и окно, и дверь.

Исторически так сложилось, что в древнейшем из горо­дов Российской Империи г. Смоленске более десяти веков прожи­вают немцы.

Мы находимся на берегу Днепра. Сейчас в это трудно поверить, но во времена смоленского князя Мстислава именно по Днепру шел знаменитый  «Путь в немцы».

Из Днепра через небольшой волок в Западную Двину и Рижский залив «моря Варяжского». Но особенно оживленным этот путь был на рубеже XII-XIII вв. И связано это с расколом Древнерусского государства на множество самостоятельных феодальных княжеств, которые проявляли большой интерес к внешней торговле. Об этом свидетельствуют разнообразные источники: хроники, торговые грамоты и археологические материалы. Самый известный из них — «Смоленская торговая правда». 

Это обширная договорная грамота смоленского князя Мстислава  Давыдовича, данная им в 1229 г. Риге, Готланду и немецким городам. Вот какими словами начинался этот документ: «Мир и дружба да будут отныне между Смоленскою областью, Ригою, Готским берегом (Готландиею) и всеми Немцами, ходящими по Восточному морю, ко взаимному удовольствию той и другой стороны».  «Смоленская торговая правда» стала правовой основой торговли  Смоленска с немцами, которая велась регулярно, и размеры её были значительны.

Приблизительно около этого времени, в XII веке в Смоленске, вероятно, и появилась «немецкая слобода».  Она занимала большую территорию сразу за Днепром. Улица, по которой проходит наш маршрут,  раньше называлась Немецкая. А вся прилегающая холмистая территория носила название Немецкий холм. Присутствие немцев ощущалось во всех областях общественной жизни Смоленска. Они заводили здесь своё дело и вносили существенный вклад в развитие города, без них невозможно представить себе бьющую ключом жизнь смоленского общества. Достигалось необычайное тесное и многогранное переплетение двух традиций. Точной даты основания  немецкой церкви в Смоленске и сведений о численности прихода не сохранилось. В договоре о торговле с Ригой и Готским берегом упомянута “латинская церковь” она же “церковь Св. Девы” или “Немецкой Богородицы”. В 1909 г. приблизительно в 30 метрах к западу от церкви Ивана Богослова были обнаружены остатки древнего сооружения. Считается, что это остатки древнего латинского” храма, построенного смоленскими мастерами под руководством иностранного архитектора во 2-й половине ХII века.

В середине прошлого века на этом месте велись интенсивные археологические раскопки.Был обнаружен фундамент, и предполагалось создание своего рода архитектурного музея под открытым небом. Но что-то не заладилось, раскопки законсервированы, т.е. раскоп был засыпан обратно. Может быть, именно в этом месте и находилась первая немецкая церковь, но сейчас здесь все покрыто травой забвения. Возле «латинской церкви» находилось лютеранское кладбище.

Мы поднимаемся по так называемому Немецкому холму, сейчас это улица Бакунина, а когда-то здесь было кладбище. Долгое время оно называлось Богословским, так как находилось между храмом Иоанна Богослова и «немецкой божницей». Окончательно кладбище перестало существовать  в 50-е годы. Практически все дома, расположенные в радиусе 100 метров, были построены на его территории.

Именно тогда было разграблено большинство надгробий и фамильных склепов.

«Два чувства дивно близки нам
В них обретает сердце пищу
Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам»,

так сказал наш знаменитый поэт А.С. Пушкин.

Но так ли чувствуем мы, потомки и наследники славы предков? Здесь встречаются останки надгробий вековой, полутора вековой давности. Эти камни как будто шепчут: «Мы — это вы. Переписывайте, зарисовывайте, фотографируйте — по всей России. Сохраните — и не будете забыты сами». Разрытые могилы. Разрушенные склепы и надгробья. А ведь здесь нашли упокоение многие известные люди, чьи имена составляют гордость России. Здесь был похоронен один из губернаторов Смоленска барон фон Аш. После его похорон кладбище  переименовали в лютеранское или просто немецкое.

Многие наши знаменитые соотечественники — полководцы, ученые, поэты и политические деятели, были немцами по происхождению.

Мы находимся на площади Ленина возле здания, где находится  Администрация Смоленской области во главе с губернатором.

А в XIX  веке российские  немцы  занимали  от  трети  до   половины губернаторских  и  вице-губернаторских  должностей  России, и Смоленск не был исключением.

В 1800 году генерал-лейтенант Иван Карлович Гика был назначен Смоленским военным губернатором.

В 1802 году его   сменил Генерал-лейтенант Иван Николаевич Эссен.

Борис Иванович Пестель, брат декабриста Павла Ивановича Пестеля, с  1830 по 1832 год был  вице-губернатором Смоленска.

Дед и прадед Пестели за время службы в России не нажили имений, земельных владений. Из этой фамилии нам более известен Павел Пестель, организатор декабрьского восстания в С. Петербурге. Его отец,  был сенатором и Сибирским генерал-губернатором, но после отставки поселился с семьей в крохотном имении в Смоленской губернии. В отставку Пестель вышел в 1821 году. С 1823 г безвыездно жил с женой и дочерью в смоленском имении жены Васильево; умер в Смоленске в мае 1843 г. Был женат на Елизавете Ивановне Крок. Всю жизнь это был деятельным, честным добросовестный и неравнодушный администратор и неравнодушный человек. Эти качества он прививал своим детям. Вот какие наставления он давал своим сыновьям в одном из своих писем. «Нет блаженства равного тому, когда облегчаешь угнетенных.  Единственное и наибольшее удовольствие, какое дает нам высокое положение — это иметь возможность сделать больше счастливых». Недаром на фамильном гербе Пестелей начертан девиз — «верностью и правдою»

На лютеранском кладбище в Смоленске был фамильный склеп Пестелей, уничтоженный вандалами советского периода.       .

С 1807 по 1820 годы  смоленским гражданским губернатором был  Казимир Иванович фон Аш. Его губернаторство  совпало с  одним из драматических периодов  истории, войной 1812 года. Именно  тогда в полной мере проявился его административный талант. Благодаря настойчивым усилиям губернатора была спасена смоленская казна. Ранним утром 4 августа 1812 года из Смоленска в направлении Дорогобужа отправился обоз, содержавший около 3-х млн. рублей казенных денег и «прочего казенного имущества… до миллиона», недавние и текущие дела губернской администрации, планы и карты губернии. А уже через два дня в Смоленск через Молоховские и Никольские ворота вступила французская армия. 

А это здание знают практически все жители Смоленска. Потому что в нем располагается Администрация нашего города.

Здание было построено в 1908 году. В 2008 году мы отмечали столетие этой даты.  Но не многие знают, что оно было  построено по проекту знаменитого в России архитектора Франца Иосифовича Шехтеля.

Он родился в Петербурге в 1859 году в семье обрусевшего немецкого инженера-технолога. Франц Шехтель был в числе непосредственных создателей нового языка архитектуры, новой системы. Его творчество — одна из вершин первого этапа современной архитектуры, известного в России под названием „модерн“.

Мужеству и героизму защитников Отечества посвящены  многочисленные памятники Смоленска. Один из них — Памятник с орлами, один лучших памятников героям 1812 года, который со временем стал своего рода символом города. Памятник находится в самом центре Смоленска, в Кутузовском садике.

Скульптурно-архитектурная композиция символизирует неприступность России, которую обороняли две русские армии, соединившиеся у Смоленска: на вершине скалы два могучих орла защищают гнездо, к которому по уступам скалы крадется галл в доспехах с мечом в руке.

Авторы памятника  — скульптор Надольский и инженер  Шуцман.

Инженер-подполковник, архитектор Николай Шуцман  родился в семье московского садовника, отец которого был выходцем из  Германии.  Окончил  инженерную академию. В 1912 г. представил проект Памятника защитникам Смоленска в  войне  с  Наполеоном («памятник с орлами»), который и был отобран межведомственной комиссией из 30 поступивших на конкурс  проектов.

В войне 1812 года проявились многие героические характеры защитников Отечества. Одним из них был полковник Александр Фигнер.

Когда началась война ему было всего 25 лет. Отважный разведчик, не раз проникавший в тыл врага (под видом французского офицера  –  в Москву, занятую войсками Наполеона, собранные сведения  доставлял в штаб Кутузова; во время заграничного похода  русских  войск под видом итальянского купца пробрался в  осажденную  противником крепость); в этом ему помогало прекрасное знание иностранных языков — французского, итальянского, немецкого, польского.

Общероссийскую известность получило имя Павла Энгельгардта, участника партизанского движения отечественной войны 1812 года. Подполковник в отставке Павел Иванович Энгельгардт, помещик села Дягилево Поречского уезда Смоленской губернии, с вступлением наполеоновских войск в Смоленскую  губернию с  отрядом своих дворовых людей  нападал  на  «малые  неприятельские  партии побил своеручно 24 человека французов». Был схвачен французами и приговорен к расстрелу. Ему предлагали чин полковника в наполеоновской армии, но, верный присяге, предпочел смерть измене.

На месте гибели Энгельгардта с южной стороны городской стены у Молоховских ворот в 1835 году был поставлен памятник.

До наших дней памятник не сохранился. В настоящее время осталась единственная память о Павле Энгельгардте — мемориальная доска на доме номер 2 по ул. Дзержинского, которая  в XIX веке  носила его имя.

К старинному роду Энгельгардтов принадлежало немало славных сынов Отечества, связанных со смоленской землей. В черновом варианте VI части дворянской родословной книги, составленной в 1858 г. и ныне хранящейся в  Смоленском областном архиве, смолян Энгельгардтов указано 110  человек. 

Одним из них был  Александр Платонович Энгельгардт.

Долгое время он был Смоленским городским  головой. При проведении железной дороги Смоленск — Орел, Энгельгардт безвозмездно отдал дороге часть своего земельного владения, помог в обустройстве станции, которая и поныне называется «Энгельгардтовская».   

В 1890 году А.П. Энгельгардту “за долголетнюю деятельность на пользу города” было присвоено звание почетного гражданина города Смоленска. При этом отмечалось, что “обще полезная для города деятельность г. Энгельгардта сознавалась всеми гласными Думы, его труды были у всех на глазах, а потому отблагодарить его за труды представлением ему звания почетного гражданина города Смоленска являлось общей потребностью”. В Смоленске сохранился  дом Александра Платоновича Энгельгардта, построенный в 1879 году.

Своим главным восточным фасадом дом выходит  на красную линию улицы. Сейчас в нем расположен «Дом торжественных обрядов».  С юга к дому примыкают богато декорированные в духе барокко трехпролетные арочные ворота с развитым силуэтом. При небольшой высоте дом выделяется среди окружающей застройки живописной композицией и нарядным убранством. Одноэтажный особняк с мезонином и подвалом — лучшее на Смоленщине архитектурное произведение периода эклектики, стилизованное под барокко.

Смоленске в 1865 году и присваивалось оно за выдающиеся заслуги перед городом. Здесь мы видим такие известные фамилии как меценат и общественный деятель Тенишева, исследователь и географ Пржевальский, скульптор Коненков, губернатор Лопатин, Александр Платонович  Энгельгардт. Но первым этого звания был удостоен  Мейер Александр Александрович. Он был из  семьи обрусевших немцев. Окончил в Петербурге высшую  школу.  Служил  в Департаменте внешней торговли, затем в иностранном отделении Санкт-Петербургского губернатора в чине губернского  секретаря, работал в Кавказском комитете  Министерства  внутренних  дел. Был награжден орденами Св. Владимира и Св.  Станислава 2-й степени.  Мейер был действительным  статским  советником, что соответствовало чину генерал-майор в армии.
В апреле 1856 года Александр Мейер был  назначен  председателем  Смоленской  казенной палаты. Казенная палата ведала делами поступления государственных доходов и расходов, счетоводством, сбором статистических сведений о народонаселении, проведением ревизий. За службу в Смоленске Мейер был награжден орденом Св. Станислава  1-й  степени.  В XIX веке одна  из улиц  Смоленска называлась Мейеровской в честь Александра Мейере, первого Почетного гражданина нашего города.

Еще один памятник, который знает каждый житель Смоленска. Это памятник нашему земляку, русскому композитору Михаилу Ивановичу Глинке. Скульптором, создавшим памятник был Александр фон Бок, выпускник Санкт Петербургской Академии Художеств, профессор, преподаватель скульптуры. Бронзовая фигура М. И. Глинки с ди­рижерской палочкой в руке, словно прислушивающегося к звучащей в его воображении музыке и готового вот-вот начать дирижировать ею. Памятник поражает своей вы­разительностью и правдивостью, великолепным ощуще­нием пропорций и удачным сочетанием использованного материала. Несмотря на то, что Александром фон Боком были созданы многочисленные скульптуры, украшающие здания в Санкт Петербурге, памятник Глинке в Смоленске является наиболее ярким проектом этого скульптора.

Улица, по которой мы идем, носит имя вождя революции Ленина, а в XIX веке, когда  была построена лютеранская церковь — кирха, улица получила название Кирочной.

Здание кирхи было построено лютеранской общиной в 1859 году, а в  феврале 1860 года его освятили. На его лицевом фронтоне  возвышался позолоченный крест. Одновременно храм мог принять 150 прихожан. В годы первой мировой войны в нем размещался лазарет Евангелистско-Лютеранского общества. В 1917 году национализирован и передан военному ведомству. В разное время здесь находились кинотеатр, редакция, дворец  пионеров, кукольный театр. Сейчас в нем шахматный клуб, на первом этаже — парфюмерный магазин. С 1984 года здание взято на учет как памятник архитектуры вместе с двумя другими, построенными в 1910 году. В одном из них сейчас располагается булочная, в  другом — кондитерская.

В 90-х годах в Смоленске возродилась лютеранская община, в 1994 году она получила юридический статус.  И хотя община весьма малочисленна, однако люди не теряют надежду и верят, что придет день, когда  сбудется сказанное: «Мой дом – есть дом молитвы» и под сводами кирхи вновь зазвучит орган.

Мы не ставили своей целью подробно рассказать обо всех  культурно-экономических связях и вкладе немцев, проживавших в Смоленске на протяжении многих веков, но постарались  сказать о главном – на протяжении веков все, чем мы сегодня заслуженно гордимся, создавалось людьми. Результаты деятельности великих людей, богат­ство силы и славы не утрачиваются, когда в народе не пере­стает жить дух этих великих людей. То нетленное наследство, которое они оставили нам, есть пример небывалого в истории труда, силы воли в борьбе с препятствиями, в борьбе со злом; пример любви к своему народу, пример непоколебимой веры в свой народ, в его способности и  его значение. Ведь, как говорил еще в начале двадцатого века всемирно известный художник и культурный деятель Н.К. Рерих, «если человек любит Родину, он в любом месте земного шара приложит в действие все свои достижения. Никто и ничто не воспрепятствует выразить на деле, чем полно сердце… Полюбите Родину всеми силами — и она нас возлюбит. Мы любовью Родины богаты» Необыкновенно актуальны его слова: «Во всех условиях нужно хранить то, чем жив дух человеческий».  Когда мы говорим о задачах культуры пусть это будет то взаимопонимание, то сострадание, которые могут взаимно помочь выйти из теснин губительного кризиса.  Пусть же помышление о культуре, о душе народа явится тем живым стимулом, который поможет выйти из пределов грозного кризиса и вновь приступить к самоусовершенствованию, со всем терпением, состраданием и любовью к ближним.  Пусть зазвучат народы!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *